Интервью

Олег Смирнов

Олег Смирнов
Источник фото: Однако

Олег Смирнов

Ространснадзор, Глава комиссии Общественного совета по гражданской авиации, членом Общественного совета Росавиации, заслуженный пилот СССР

О проблемах авиации общего назначения корреспондент «РГ» беседует с главой комиссии Общественного совета по гражданской авиации Ространснадзора, членом Общественного совета Росавиации, заслуженным пилотом СССР Олегом Смирновым.

Олег Михайлович, уже на первом этапе расследования авиакатастрофы над Истринским водохранилищем нарушения выявлены просто вопиющие. Оказывается, пилот гидроплана вообще не имел права садиться «за штурвал». Получается, у нас авиация общего назначения как летала когда-то, так и летает — без руля и без ветрил?

Олег Смирнов: Авиакатастрофы с самолетами авиации общего назначения — позорное явление для всей российской гражданской авиации, в структуру которой входит АОН. Уже длительное время наша транспортная авиация работает без катастроф, выполняя тысячи полетов с миллионами пассажиров на борту. А что здесь? Погода хорошая, самолет и вертолет отличные, техническое состояние — нормальное. И вдруг такое столкновение. Это настолько курсантская ошибка, что диву даешься.

Плюс дополнительные факторы, которые, может быть, являются ведущими. Экипаж занимался коммерческой деятельностью, не имея на то лицензии. Командир гидроплана не уведомил официальные органы УВД, что он собирается вылетать: а он должен был указать тип самолета, скорость полета, высоту полета и цель полета. Это грубейшее нарушение не только федеральных авиационных правил России, но и международных.

Это опасные игрушки. А если бы вдруг командир решил набрать 400 метров высоты? Все произошло в зоне Шереметьевского аэроузла. Представляете: вдруг перед заходящим на посадку Boeing или Airbus с 300 пассажирами на борту появляется «партизан», о котором никто ничего не знает!..

Возникает законный вопрос: кто контролирует работу авиации общего назначения? И не только в данном случае, а вообще? Это не первая катастрофа с летательными аппаратами АОН в этом году.

Можно говорить уже о системе: сплошная партизанщина. Сплошное нарушение всех правил, всех законов.

Из этих катастроф какие выводы сделаны? 

Олег Смирнов: А это вопрос. Как налицо и другие: где регулятор? Кто и что делает? Все сейчас кивают на Росавиацию, на Ространснадзор, — нет, по федеральным законам главным регулятором гражданской авиации является Минтранс. Недостатки в правовом поле авиации общего назначения — этим занимается исключительно министерство. Росавиация является агентством, которое не имеет полномочий готовить проекты законов, федеральных авиационных правил и так далее. Ространснадзор — тем более. У него другие функции, надзорные.

И где катастрофа произошла? Над Истринским водохранилищем, по сути, в Москве, в самом напряженном авиационном кластере. Там в воздухе теснее, чем на столичных автомобильных дорогах, где сплошные пробки.

Роль регулятора — решающая?

Олег Смирнов: Безусловно. Авиацию общего назначения надо развивать. Ее нельзя давить ни в коем случае, нельзя ликвидировать. В США 250 тысяч летательных аппаратов принадлежит АОН. У нас официально — около двух тысяч. На Западе в бюджет идут миллиарды от работы «частников». А у нас — тишина.

Надо отдать должное: со стороны регулятора сделан огромный прорыв. Я имею в виду, что было отменено правило, которое диктовало обязательное получение разрешения на полет авиации общего назначения. Был введен уведомительной порядок. Но дальше паровоз не пошел! Чтобы летать по правилам, нужно иметь зарегистрированное воздушное судно, действующее пилотское свидетельство, владеть метео- и аэронавигационной информацией. Мы не видим бурного развития авиации общего назначения, которая бы стремилась к таким же показателям, как в США, Канаде и Европе.

Но ведь на самом высоком уровне создана Комиссия по вопросам развития авиации общего назначения?..

Олег Смирнов: Да. Это один из серьезных шагов. Но где результат?

А ситуация с поддельными пилотскими свидетельствами?

Олег Смирнов: Вопиющая. На чем зиждется и на каких столпах стоит авиация общего назначения? На тех же, что и вся гражданская авиация. Никаких скидок. Все пилоты должны быть обучены теоретически в официальном учебном заведении, пройти тренировку на тренажере и реальном самолете. И главное — должны быть допущены к полетам официально, получить свидетельство пилота-любителя.

Свидетельство — это государственный документ. Все четко прописано: сколько учиться, как учиться, сколько налетать часов с инструктором, сколько самостоятельно, сколько на тренажере. Все этапы подготовки пилотов регламентированы. И не только они. Инженеры и техники на данных самолетах должны быть подготовлены таким же образом.

Все машины авиации общего назначения должны базироваться в специальных местах, а не как бог на душу положит?

Олег Смирнов: Более того, у каждой частной «букашки» должно быть надлежащее техническое обслуживание, качественное топливо. Ведь летают они над населенными пунктами. Это те самые постулаты, которым должны соответствовать.

Но чем отличается авиация общего назначения от транспортной и регулярной? Она не имеет права на коммерческую деятельность. Есть случаи, когда это о возможно, но нужно заключать какой-то договор с кем-то, кто будет оплачивать конкретную работу. Договор должен быть выдержан в рамках существующего законодательства. Опять же, это все должно быть обеспечено летным персоналом, инженерно-техническим, и сертифицированным самолетом.

Мы видим: идет прямо волна нарушений. Почему это возможно?

Олег Смирнов: Только из-за несовершенства регулирующих государственных органов гражданской авиации. О чем мы талдычим уже 20 лет. И пока это положение не изменится, катастрофы у нас не прекратятся. Почему? Если возьмем Положение о Минтрансе, о Росавиации, о Ространснадзоре, ни в одном из них не прописана ответственность первого лица, министра и остальных за безопасность полетов. Нет такого, никто за это не отвечает.

Без преувеличения: любая подобная катастрофа — результат бесхозяйственности, бесконтрольности и неэффективности государственных органов регулирования гражданской авиации. И пока мы этот гордиев узел не разрубим, никакие проблемы подобного рода решены не будут. Это же относится и к 19-му Приложению ИКАО. Там как раз ужесточена роль государств, персональной ответственности. Надо браться за государственное регулирование и контроль. Что это такое: под Москвой какой-то воздушный бандитизм?! Без прав катают, деньги берут, летают на любых высотах. С этой вакханалией надо кончать.

Есть еще один нюанс, очень важный. У нас в законодательном поле отсутствует ответственность за все эти дела самого владельца самолета.

Что, по вашему мнению, нужно срочно сделать?

Олег Смирнов: Надо рассмотреть эффективность государственных органов регулирования гражданской авиации в нашей стране. Их эффективность и ответственность, в том числе персональную.

Начиная с министра и заканчивая руководителем Росавиации, Ространснадзора, и всех остальных семи нянек гражданской авиации. Надо вводить серьезные штрафы, и штрафовать не только пилотов, но и владельцев. И начинать именно с последних: кто формулирует задание пилотам и дает им добро на нарушения. Ни один пилот без разрешения владельца не будет ничего делать. Это факт.

Текст: Наталия Ячменникова

Добавить комментарий

Другие интервью

Смотреть все